previous arrow
next arrow
Slider

Часть 3. Рафаэль Хабибуллин: «Когда бежишь в четыре утра, все твои враги спят…»

Сегодня мы публикуем третью, заключительную часть интервью с главным тренером «Газпром-Югры» Рафаэлем Хабибуллиным. Напоследок остались, как нам кажется, самые интересные вопросы – и не менее интересные ответы.


Про вес и мотивацию


– В волейбольном мире уже всем известно, что у вас особый подход к весу игроков, их питанию. Расскажите подробнее?

Я вам интересный факт приведу – Музай по своему весу, по килограммам, был едва ли не самым легким в команде. Легче доигровщиков, связующих. 92 килограмма при росте 207 см. О чем это говорит? Наши ребята не очень правильно питаются, они зашлакованы, закислены. Понятно, что «Магниты» и «Пятерочки» не дадут тебе хорошей еды, ее надо искать, добывать, питаться правильно. Это очень большой, серьезный вопрос.

Наша тема: все должны выйти из «Клуба 100».Никто в команде не должен быть с весом больше ста килограммов. При этом мы никого не заставляем насильно что-то делать, той же йоги это напрямую касается. Все из серии – дать человеку удочку, а уж что он на нее поймает, его дело. Есть требование, есть возможности его соблюдать. Сегодня, посмотрите Instagram, тот же Урсов в «Зените» чуть ли не мастер-классы по йоге дает. Кирилл прошел через это в Сургуте, за счет этого во многом и вырос, как игрок.

Я не собираюсь никого агитировать за советскую власть, заставлять что-то делать помимо прямых профессиональных обязанностей. Тут важно желание самого человека, его стремление попробовать что-то новое, как-то изменить свою жизнь. Кто-то хочет, кто-то нет. Мое отношение к человеку от этого не меняется, у каждого своя голова на плечах.

– Тогда вопрос личной мотивации: ваша фотография пяти-семилетней давности вас мотивирует?

Она у меня есть. Но мотивация в другом. Я понимаю, что если бы я не изменился, я бы уже не жил. 44 килограмма лишнего веса, постоянный стресс… А сегодня я живу. Живу совсем по-другому. На самом деле, это не так уж сложно.

Еда, секс и работа – вот три составляющих. Это сложно? Вот я сегодня уже 5,4 км пробежал. Средняя дистанция за день в этом месяце – 11,7 км. В марте было 9,3, но это потому, что много ездить приходилось. Я себе сейчас поставил планку 15 км. Идея такая – завтра должно быть на сто метров больше, чем сегодня.

– А режим самоизоляции?

Я бегаю, когда никого нет на улице. В четыре утра. Когда ты бежишь в четыре утра, все твои враги спят. У тебя над ними преимущество (смеется – авт.).

Со сменой образа жизни приходят вещи, которых у тебя давно не было или не было совсем. Возвращаются запахи – какими они должны быть. Бежишь утром – вдыхаешь… Я начал чувствовать людей. Смотрю – и чувствую настрой, ход мыслей, все по-другому, восприятие обостряется.

– На диету сейчас модно садиться, многие периодически сбрасывают вес, но лишь единицам удается не набрать его снова. В чем ваш секрет?

Секрет не мой, он универсальный. Если будешь кормить человека правильно месяц, два-три, 300 дней в году – этого мало, недостаточно. Человек должен правильно питаться и заниматься своим телом 365 дней в году много-много лет подряд. Всю жизнь. Только тогда будет толк. Это в свое время еще Ринус Михелс, тренер «летучих голландцев», отмечал, говорил о том, что основополагающие вещи – это тело, еда. Только потом тренинг.


Про энергетику, настольные игры и Иоанна Богослова


– В YouTube самый популярный ролик про вас – это знаменитый тайм-аут в Казани, где вы советуете Брджовичу «заправить майку в трусы».

Сложнейший матч. Вели 2:0, упустили игру до тай-брейка, сумасшедший настрой, все горело. Я где-то сдерживаю эмоции, и свои, и игроков, но там нужно было, наоборот, завести всех на максимум. Брджович тогда все правильно воспринял, мы в итоге победили. Могу сказать, что по своим данным он фантастический парень. И по человеческим качествам тоже. Очень жаль, что больше не играет из-за проблем с сердцем.

– Тяжело поддерживать такой уровень энергетики из года в год?

Непросто. Энергозатраты чудовищные. Я могу сказать, что после того матча в Казани, который мы выиграли 3:2, команда отправилась на Кубок Сибири и Дальнего Востока, а я две недели в лесу провел, завис там. Только через неделю начал соображать, что происходит вокруг.  Это вот такая петрушка, это непросто. И горишь, и сгораешь, теряешь килограммы. Но когда ты входишь в такое состояние – и команда должна быть в нем. Люди должны быть соответствующие на площадке. Волки.

– Сейчас в команде – они?

Бойцы – да. Но сейчас другая молодежь, у них другие ценности, представления. В карты никто не играет! Все настольные игры – шахматы те же – это ведь про думать, просчитывать, рисковать. Я своих заставляю учить правила и играть. Жизнь – это игра, игра – это психология. Должен быть азарт, расчет, интерес. На волейбольную площадку это все очень хорошо проецируется. Ты либо живешь этим, либо тебя выносят. Сколько мы знали и знаем волейболистов с великолепными данными, которые никуда не пригодились? Как там у Иоанна Богослова? «Если бы ты был холоден или горяч, но ты тепл…». Вот теплые меня как раз и не устраивают.

Да, времена меняются, общий язык, который у меня был с игроками лет десять назад, сегодня надо учить заново. Или им учиться? Взаимный процесс, мне тоже надо где-то меняться. Хотя в главном я не меняюсь – по-прежнему хочу видеть в игроках личностей.


Про перспективы и новую команду


– Понятно, что ничего сейчас непонятно, но все-таки: каким видится новый сезон?

Сейчас никто не знает, куда бежать и что делать. Сократили чемпионат под Олимпиаду, сейчас Олимпиаду перенесли – в следующем сезоне, если он вообще состоится, будет та же самая картина. Что тут еще добавить? Сидим, ждем, чем все закончится.  

– Хорошо, давайте по персоналиям. Юрий Мельничук в команде останется?

Мы, учитывая все обстоятельства, решили пока взять паузу. У Юрия Владимировича семья живет в другой стране, сейчас надо уделить ей время. Потом, у меня есть представление, что ему не очень комфортно на вторых ролях, пора возвращаться в статус главного тренера. Поэтому тут все возможно, если у него будут соответствующие предложения.

– Возможно, что вернется Руслан Жбанков?

Повторю – сейчас мы как на вулкане, поэтому определенность – не про нынешнюю ситуацию. Но да, вероятность его возвращения в Сургут существует.

– Самое интересное для болельщиков – есть ли контуры будущей команды?

Да, есть понимание, с кем мы пойдем в следующий сезон.

– Давайте по позициям.

Связующие. Евгений Рукавишников, Павел Ахаминов из Екатеринбурга. Артем Хабибуллин тоже остается рядом, но ни его, ни нас не устраивает формат второго связующего. У Артема есть время для размышления, кем он себя видит в будущем. Ахаминов – молодой талант, но все будет определять внутренний стержень. Посмотрим, есть он у него или нет. У Рукавишникова он как раз есть. С ним ситуация интересная – уже не мальчик, но, по сути, только-только начинает раскрываться.

В доигровке из всей нашей обоймы остается Кирилл Костыленко. Через многое прошел, выстоял, боец. С ним за место на площадке будет конкурировать Кирилл Фиалковский из «Тюмени». Вообще он из Москвы, играл в Питере. И Костыленко, и Фиалковскому нужно ориентироваться на своего тезку Урсова – я хочу из них «вылепить» примерно такой уровень волейбола. Из «Самотлора» пришел Иван Никишин, надеюсь, что он стабилизирует четвертую зону. Четвертым будет наш воспитанник, либо Данил Ворончихин, либо Александр Слободянюк, либо оба сразу.

Вообще, я решил брать четвертыми номерами молодежь из «Звезды Югры». Иначе как они будут прогрессировать? В центре четвертым тоже будет наш воспитанник, Константин Бессогонов. На помощь к Денису Черейскому и Артему Довганю придет Егор Якутин из Екатеринбурга.

Либеро – Алексей Чанчиков из системы столичного «Динамо» и Теодор Салпаров. С Тео мы договорились так – если Чанчиков встанет на крыло, Салпаров перейдет на тренерский мостик, а пока он – играющий тренер. Он в любом случае нужен команде, его роль в нынешнем сезоне невозможно переоценить.

Ну и диагональ. Здесь мы уже объявили о переходе Божидара Вучичевича. Со всех сторон это для нас оптимальный вариант. Молодой, талантливый, настоящий воин, как мне его охарактеризовали. Двухлетний контракт говорит о том, что это долгосрочное сотрудничество. Нам интересно раскрыть Вучичевича, это вообще наш профиль. В напарники ему берем молодого леворукого Ражабдибира Шахбанмирзаева из «Грозного». Посмотрим на его характер, на его прогресс, перспективы у парня есть.


Про вирус, смену и генофонд


– Насколько вас сейчас беспокоит эта ситуация с коронавирусом?

Она меня беспокоит прежде всего по отношению к молодежи. Состоявшийся игрок в этой самоизоляции лучше сохранится. Он профессионал и знает, что к чему, как и чем заниматься. А вот молодежь может выпасть в осадок. В возрасте 17-19 лет не то что каждый год или месяц, – каждый день важен! Ирина Винер может себе позволить собрать сорок девочек и закрыться на сборах, заниматься. А мы не можем. Жалко этого времени.

– Раз уж заговорили о молодежи: как себя чувствует «Звезда Югры»?

Нормально чувствует. Доиграли чемпионат в Молодежной лиге, заняли, как и старшие товарищи, 9-е место, но среди 16 команд. Мы были и чемпионами МВЛ, и Кубок лиги выигрывали, но в один прекрасный момент я понял, что тут за местами гнаться не надо. Сказал: 18-19 лет – определяющий возраст. Либо ты запрыгиваешь в профессиональный спорт, либо самое время подумать об альтернативном будущем. Многие ушли, в том числе в соседний город, они теперь там считаются местными воспитанниками. А у нас остались те, в ком мы видим перспективу. И, как видите, ребята подбираются к главной команде.

Наш интернат на базе ЮКИОР в Ханты-Мансийске – фантастика, такого нигде нет. Все под одной крышей, и учеба, и тренировки, и восстановление. Безопасность, климат – наша маленькая Швейцария. Это дорогого стоит. Так что в плане материально-технической базы я за будущее спокоен. Другое дело – генофонд.

– А что с ним не так?

Я приводил пример доигровщиков «Факела», так там двое из трех – белорусы! Беларусь, Украина – места, где люди еще не оторвались окончательно от земли, от того же натурального питания. У нас же… Еще в девяностые годы я предвидел нынешнюю ситуацию, когда поколение, выкошенное ужасными условиями, наркотиками теми же, начнет рожать детей. Только не предусмотрел, что дети эти вырастут на «дошираке» и чупа-чупсе. Тут и количественно у нас демография просела, и качественно. Вот в чем проблема. И что с ней делать, я не знаю.

Знаю только, что надо очень бережно обращаться с тем немногим, что есть. Бережно обращаться со спортшколами, с клубами, работающими на местах. Бережно относится к чемпионату, который запускает весь этот маховик. От работы которого, в конечном итоге, зависит, сколько и каких волейболистов получит та же сборная. Но это уже совсем другая история, давайте на этом поставим точку.

– Спасибо!


Дмитрий Круковец
Олег Владимиров

 

выберите язык / select language
РусскийEnglishPolskiБългарскиDeutschFrançaisItalianoEspañol