previous arrow
next arrow
Slider

День Победы и волейбол вокруг нас

Наш «пятничный» разговор окончательно сполз на субботу, да еще и совпал с 9 Мая. Поэтому, пользуясь случаем, поздравляю всех нас с тем, что 75 лет назад закончилась самая страшная глава нашей истории. Победа Великая и Великая она, прежде всего, исходя из тех жертв, которые принес народ для ее достижения.


Про День Победы

С боевыми наградами с фронта вернулись наши прославленные Гиви Ахвледиани, Константин Рева, Владимир Саввин, Анатолий Эйнгорн, Алексей Якушев и другие волейболисты. Не вернулись Сурен Исаханян, Иван Пряхин, Михаил Балазовский, Виктор Яшкевич, Дмитрий Рахитис, Дмитрий Ярочкин, Александр Щербин и, к сожалению, многие-многие другие…

Вообще, конечно, нашим поколениям сложно представить себе, что пережили люди на фронте и в тылу. Мне повезло – я застал ветеранов, участников боев, разговаривал с ними. Знаете, какое общее качество их объединяло? Нежелание говорить о войне. Поначалу я принимал это за природную скромность, но потом понял, что им просто тяжело вспоминать то время. Они держали войну в себе, старались не выплескивать ее на окружающих. Начинали делиться подробностями только после того, как заводил речь о необходимости сохранить память – ту, которой обладали только они.

Все, что могу сейчас сказать об этом: война – это по-настоящему страшная история. И все нынешние «Если надо – повторим!» – от глупого незнания и неуместной бравады. Сегодня я обязательно выпью за тех, кто воевал, и за то, чтобы День Победы у нас навсегда остался только один. Но вернемся к делам волейболным.

Лига на паузе

Рафаэль Хабибуллин всегда говорит, что волейбол – производная от того, что происходит вокруг. А вокруг происходит пандемия и экономический кризис. Очевидно, что бюджеты клубов так или иначе пострадают. Лично для меня важно, пойдет ли развитие событий по сценарию «где толстый похудеет, там тонкий сдохнет» или будет некая средняя температура по больнице? В первом случае мы останемся условно с десятком более-менее конкурентоспособных клубов, во втором – упадет общий уровень волейбола в Суперлиге, кто-то будет играть молодежью, топ-игроки, осознав масштаб трагедии, пойдут на заметное сокращение контрактов.

Сейчас все это кажется материей отвлеченной: просто потому, что спонсорам и властям не до волейбола от слова вообще. Когда дойдут руки – неизвестно, а когда дойдут, что сделают – тем более непонятно. Посмотрите на того же Музая, который «на 1 процент» завис над переходом в Уфу. Я понимаю игрока и его агента – они ждут подтверждения обещанного, руководство «Урала» в свою очередь наверняка ждет сигнала сверху, от республиканских властей, которым сейчас только Музая и не хватало для полного счастья.

Рынок сжимается

Но Мачей не в самой плохой ситуации, у него есть 99 процентов надежды на высокий контракт. У многих его коллег из Европы этим и не пахнет. Привлекательный здесь и сейчас российский рынок очень сильно лимитирован – всего 28 мест на борту, из которых 21 прочно занято. Остается почти закрытая позиция того же Музая, еще одно почти ушедшее Ивану Зайцеву место в «Кузбассе», вакансия в «Динамо-ЛО». Отдельно – две позиции в «Нове», оттуда вообще никаких шевелений не раздается и не факт, что команда будет комплектоваться легионерами. И – самое «вкусное»: «Белогорье» не спешит объявлять о приобретениях. Новости про Шалпука, по последним данным разведки, скорее всего, как сейчас модно говорить, фейковые. В совокупности – три реальных места и два в уме…

Неудивительна поэтому очередь из мировых звезд на драфт в Южной Корее, и прогнозируемый уход Андерсона в Китай может оказаться не последним. Вообще, азиатский рынок будет в выигрыше: там ситуация с коронавирусом стабильна, экономика не просела, плюс Олимпиада в Токио…

А что у нас?

Наши же игроки сидят дома и держаться за рабочие места как за самое дорогое. Интересно, как они отреагируют на возможное сокращение контрактов? Пока все тихо, но исключать подобного развития событий нельзя.

 А некоторые вчерашние звезды вроде того же Алексея Спиридонова или Алексея Остапенко находятся и вовсе в подвешенном состоянии – при том, что наблюдается довольно массовое пришествие в Суперлигу игроков из «вышки» «А». Формула простая: молодость+перспектива+адекватные деньги. Заслуженные и невостребованные пойдут вниз или будут заканчивать?

А просто невостребованные, но вполне мастеровитые? Сходу могу назвать Щадилова, Галимова, Аксютина, Болдырева, Ботина, Пурина, Макаренко, Шишкина, Алексеева, Налобина, Мысина, Захарова, Никитина и др. Вполне квалифицированные игроки – им куда податься? «Нова», правда, еще практически не сформирована, да и в других клубах вакансии имеются. Посмотрим.

Пора снимать кино?

Пока с будущим непонятно, можно спокойно поковыряться в недалеком прошлом. В условиях вынужденного простоя вдруг появилось понимание, что про олимпийский финал Лондона пора снимать кино – история вряд ли повторится в Токио, и вообще яркость золота может поблекнуть на долгие годы вперед.  Надо успеть зацементировать достигнутое.

Сюжет там действительно что надо. И герои есть, и характеры, и интриги – хоть отбавляй, Голливуд рыдает. Немного смущает как раз история про то, что снимать надо «здесь и сейчас». Это как памятник ставить при жизни героев…

Дело было всего восемь лет назад. В отличие от матчей с участием Харламова и баталий Олимпиады-72 в Мюнхене этот финал – не в прямую, так в записи – смотрели все. Все герои живы-здоровы и вполне еще молоды. Столь скоропостижная экранизация даст массу пищи на тему «было не так», «актер не похож», «сняли ерунду». По «Движению вверх» была масса подобных отзывов, но в итоге все сошлись на том, что это художественное произведение, авторы так видят, и хорошо, что память о том событии восстановлена.

Здесь же ничего пока восстанавливать заново не надо, и авторам будет крайне сложно «так увидеть» то, что вживую наблюдали десятки миллионов. Поэтому событие, конечно, знаковое и достойное экранизации – лет через двадцать. Тогда воспоминание об олимпийском золоте будет более востребовано, как мне кажется.

 

выберите язык / select language
РусскийEnglishPolskiБългарскиDeutschFrançaisItalianoEspañol