previous arrow
next arrow
Slider

Сезон для замаха

Для того, чтобы оценить любое дело, на него надо посмотреть со стороны. После завершения последних игр чемпионата прошла пара недель, страсти остыли, сезон фактически окончен, по крайней мере – для «Газпром-Югры». Можно спокойно оглянуться и сделать первые выводы.

Они такие: мы видели становление новой команды, где изменения прошлись буквально по всем линиям, изменения фундаментальные. Если вы посмотрите запись игры «Газпром-Югры» на финише прошлого сезона и сравните с последними играми нынешнего, то увидите разницу невооруженным взглядом. Хотя и та команда, и эта завершили предварительный этап чемпионата на одинаковых позициях, дело в разнице потенциалов.

Смею предположить, что если бы преемственность продлилась сохранением в составе того же Кирилла Урсова, нынче мы сгладили бы довольно болезненный поиск себя в доигровке, и прошли бы турнирную дистанцию более ровно. Но в целом команда нуждалась в трансформации – и она ее получила. Прошла боевую обкатку, увидела свои сильные и слабые стороны, главное – ощутила потенциал для дальнейшего роста.

Очевидно, что ставка была сделана на мощную диагональ – так в команде появился Мачей Музай. Физические данные, молодость, работоспособность, характер – у поляка были и остаются все качества, которые идеально вписываются в систему «Газпром-Югры», главная цель которой – раскрытие возможностей игроков. Поляк играл много, получил львиную долю передач и по праву стал лучшим бомбардиром Суперлиги – это то, что видно всем.

Не видна работа тренерского штаба, врачей и физиотерапевтов, не видна командная атмосфера, все то, что окружало Мачея в Сургуте и позволило ему расти. Превращаться, как он сам говорил, из юноши в мужчину в суровых условиях российской Суперлиги. Когда-то в Сургуте так перезапустили карьеру Константина Бакуна, теперь – подняли капитализацию Музая.

Зависимость игры «Газпром-Югры» от кондиций основного бомбардира высока – это осознанный выбор командной тактики. Не удивительно, что кривая личной статистики Музая, слегка провисшая в середине сезона, коррелирует с практически аналогичной командной кривой, накладываясь на досадные январские поражения в Самаре и Нижнем Новгороде. Впрочем, расклад сил на сезон примерно так и планировался – притирка и вкатывание в начале, терпение и минимизация рисков в середине, мощный спурт в конце с накатом на финишную ленточку. Получилось не все, но тем игра и отличается от математики.  

Финиш почти получился, вмешались обстоятельства самого разного свойства. В игре с «Факелом» подвела психология, против «Динамо» сыграли при пустых трибунах, потеряв необходимый эмоциональный фон, ну а дальше в спорт окончательно вклинились внешние факторы, захлопнувшие на какое-то время двери спортивных залов – вплоть до олимпийских…

Но была ведь и волевая победа над «Динамо-ЛО», и взятие непростого «Енисея» в Красноярске, и – сухая победа над казанским «Зенитом». И, как ни крути, играл коллектив, и не только за счет одного Музая – такое в волейболе попросту невозможно.

В тени поляка в «Газпром-Югре» начал раскрываться еще один талант – Денис Черейский. Игрок основного состава юношеских и молодежных сборных страны, Денис несколько потерялся во взрослом волейболе, страхуя более опытных партнеров в питерском «Зените» и «Урале». В Сургуте он получил железное место на площадке и стал вторым в Суперлиге по количеству поставленных блоков, отстав всего на одно полезное действие от Дмитрия Щербинина. Сейчас уже можно сказать, что Денис вполне мог бы перекрыть достижение игрока «Локомотива», если бы не играл в последних двух матчах с переломом пальца – отсюда и невыразительные цифры личной статистики в отчетных поединках. Впрочем, стоит отдать должное мужественному решению игрока доиграть на уколах – это многое говорит о его характере.

Наряду с не столь заметным, но постоянным прогрессом Артема Довганя, игра Черейского позволила команде закрыть «брешь» в центре сетки, которая, казалось бы, могла там образоваться после ухода тех же Сафонова и Крсмановича. И не только закрыть, но и посмотреть на эту позицию по-новому, сделать шаг вперед. Блок сургутян, сохранив высоту, стал более подвижным и, стало быть, надежным, атака в центре сетки представляет собой весомую угрозу (62% эффективности у Черейского и 58% у Довганя). Плюс оба основных центральных обладают нетипичной для игроков их амплуа силовой подачей. Очевидное направление работы – в команде нужен еще минимум один перспективный центральный для обеспечения равноценной ротации. Алексей Плужников достойно отыграл свои эпизоды, внес огромный вклад подачей, но здесь необходима четверка боеспособных бойцов.  

Переходим к болевой точке нынешнего сезона – доигровке. На этой позиции по ходу чемпионата с различной степенью успешности были просмотрены семеро игроков (Костыленко, Щадилов, Галимов, Аксютин, Болдырев, Авдоченко, Козлов), но так и не появилось системообразующего игрока, который смог бы в полной мере обеспечить точку роста в четвертой зоне. Отсюда и вариативность – на каждую игру выходил тот, кто больше готов на текущий момент. И в этом ряду очевидно выделяется капитан команды Кирилл Костыленко. Он перемолотил огромный объем работы, выдержав огромную нагрузку в приеме (48% эффективности в 493 действиях) и сохранив при этом достойную эффективность в атаке (43%). Это – как минимум – точка опоры, если не роста.

А вот по второй позиции больше вопросов, чем ответов. Возможно, здесь сумел бы раскрыться Павел Авдоченко, но его место легионера на площадке занял пришедший по ходу сезона Теодор Салпаров. Тем не менее, Павел стал отличным ролевиком, выходил на усиление подачи и внес весомый вклад в победу сразу в нескольких матчах (вспоминается игра с «Уралом» и с «Динамо-ЛО»). Леонид Щадилов так и не набрал необходимой стабильности, Руслан Галимов проиграл конкуренцию еще до выхода на площадку, хотя претензий к нему по отдаче и подходу к работе нет никаких. Александр Болдырев, пришедший в команду после Нового Года, показал на финишной ленточке неплохую эффективность в атаке (52%). Впрочем, очевидно, что именно доигровка нуждается в самой внимательной селекции в межсезонье: пока здесь есть лишь контур того, что необходимо.

Два слова хочу добавить по поводу капитанства Кирилла Костыленко. Новая команда нуждается в нескольких точках опоры на площадке, и тренерский штаб поступил мудро, разнеся бремя лидерства. Смотрите, что получилось на практике: на площадке стояли Евгений Рукавишников/Артем Хабибуллин, лидеры в силу своего амплуа, Мачей Музай – лидер атак, Теодор Салпаров – лидер по опыту, авторитету и ментальности, плюс капитан Костыленко. Такой конгломерат возможен лишь в здоровом коллективе единомышленников, и тогда он становится преимуществом во время игры, поскольку каждый из лидеров несет свою функцию, осознавая свое место и свою ответственность, подставляет плечо друг другу, помогает и поддерживает, наиболее полно проявляя свои лучшие качества.

В этом смысле сложно переоценить роль Теодора Салпарова, появившегося в Сургуте по ходу сезона. По сути, он стал если не полноценным играющим тренером, то его прообразом, проводником тренерских идей внутри коллектива. Благодаря своему авторитету Тео наладил необходимые связи, укрепил боевой дух, вселил уверенность в игроков, повел их за собой. Ментальный лидер, он и в игре показал, что еще очень на многое способен. Его сменщик Григорий Драгунов по объективным причинам провел на площадке гораздо меньше времени, но многое взял от мэтра в тренировочном процессе.

Ну и напоследок разберем игру связующих. Первую половину сезона на площадке больше времени проводил Артем Хабибуллин, а на финише его место занял Евгений Рукавишников. Артем – волейбольный художник, его рисунок игры красив, а сам он – вовлечен на сто процентов и экспрессивен. В этом его преимущества, которые могут обращаться и в недостатки: он не всегда предпочитает надежность возможности проявить креативность, а экспрессия может как завести партнеров, так и сбить их с необходимого ритма. Артем такой, какой есть, переделывать его поздно, да и не за чем – он внес свой вклад в общий результат, сыграв разносторонне и порой виртуозно.

Другое дело, что команде в определенные моменты требовалась стабильность, предсказуемость, помноженная на качество – и тут постепенно на первый план вышел Рукавишников. Постепенно – потому что как раз качество у него поначалу заметно прихрамывало: пытаясь разогнать быструю игру, Евгений часто пережимал ситуацию, заводя нападающих в сложные условия. Но шло время, и опытный игрок выровнял траекторию, нашел необходимые связи – и тот же Костыленко положил немало мячей на не добежавшем, слетевшем блоке, а то и вовсе без оного – с быстрых передач Рукавишникова. Охотно играет связующий и с первыми темпами, обладает вариативной подачей, по натуре – боец. В общем, к связующим если и возникали претензии, то носили они, что называется, рабочий, не системный характер.

На что могла бы замахнуться эта команда, если бы не коронавирус? Вопрос в сослагательном наклонении подразумевает заведомо необъективный ответ. Ключевое слово – «замахнуться». Прошедший сезон – это замах с прицелом на будущее, во многом болезненный этап притирки и становления. Правда, каким будет это будущее у всех нас, сегодня точно не скажет никто. Будем надеяться, что все придет в норму и в следующем сезоне мы увидим «Газпром-Югру» на новом витке своего развития.

Как, кстати, и «Звезду Югры», дочернюю команду Молодежной волейбольной лиги. Год назад там сделали ставку на совсем юных перспективных игроков, которые благополучно заняли место внизу турнирной таблицы. Сегодня они уже в ее середине – на восьмой позиции, хотя по-прежнему остаются едва ли не самыми юными в МВЛ. И, возможно, именно они самый главный актив «Газпром-Югры».

выберите язык / select language
РусскийEnglishPolskiБългарскиDeutschFrançaisItalianoEspañol